» » Секреты биологического оружия СССР (часть 25)

Секреты биологического оружия СССР (часть 25)

3.3.2. Природа

 

Однако органы власти никогда не были способны указать на истинные причины событий и тем самым успокоить общество.

Так, до сих пор общество не получило ответа на вопрос о причинах массового падежа диких кабанов в Московской области в 1991 году. Тем более не известны ответы на вопросы, относящиеся к событиям более ранних лет.

Опасность утечек возбудителей в городскую и природную среду, которые неоднократно допускались организациями советского ВБК, можно проиллюстрировать на примере тех из них, что действовали на территории Кировской области, Казахстана и Узбекистана.

Выше уже упоминалось, как военно-биологический институт в г. Кирове в 1953–1956 годах гонялся в подземелье города за популяцией крыс, зараженных сибирской язвой и создававших постоянную угрозу для благополучия населения (10).

Много позже, уже в 1980-х годах, в Омутнинске (Кировская область) было обнаружено, что грызуны, живущие в лесу вокруг завода биологического оружия, оказались инфицированными военным штаммом бактерии туляремии Schu-S4 (он был завезен в свое время советской разведкой из США). Хотя сами по себе грызуны не были естественным «хозяином» туляремии, однако они немедленно утвердились в этом качестве и стали распространять опасную болезнь по области. Теперь ничего не подозревающие вятичи могут легко получать ее от грызунов, и исходом этих «контактов» может быть их смерть. Поиск причин на территории завода привел к трубопроводу, который имел ничтожную утечку. Разумеется, все попытки заводского персонала очистить лес от грызунов не кончились ничем. Последствия той утечки для экологического благополучия области не известны (160).

8 августа 1963 году в поселке Отар Джамбульской области (Казахстан ) началась эпидемия чумы крупного рогатого скота. Причиной послужили работы, которые проводились в ДНИСХИ, в частности по биологическому оружию против домашних животных «вероятного противника».

Биологическая катастрофа 1963 г.

(из скрытого от граждан СССР)

4 ноября 1963 г. ЦК КПСС — Совету Министров СССР

Докладываю о проведенных мероприятиях по ликвидации чумы крупного рогатого скота в поселке Отар Джамбульской области на 1 ноября 1963 г.

Созданная приказом по МСХ СССР от 2 октября 1963 г. комиссия для организации мероприятий по ликвидации этого заболевания и выяснению источника инфекции установила, что с 8 августа 1963 г. среди крупного рогатого скота, принадлежащего гражданам поселка Отар, появилось заболевание, которое вначале диагностировалось как лептоспироз. Заболевания чумой крупного рогатого скота в поселке ранее не регистрировались.

Крупный рогатый скот в течение последних трех лет один раз в год вакцинировался однократно гидроокисьалюминиевой вакциной против чумы, что было связано с работами, проводимыми в Джамбульском научно-исследовательском сельскохозяйственном институте (ДНИСХИ), расположенном в 6 километрах на север от поселка Отар. Последняя прививка проведена в апреле 1963 г. По уточненным данным, из 393 голов крупного рогатого скота была вакцинирована только 251 голова. Остальные животные владельцами не были приведены на прививку.

Начавшееся заболевание постепенно распространилось и за период с 8 августа по 15 октября заболела 121 голова крупного рогатого скота, из которых пало 40, вынужденно прирезано 35, изъято и уничтожено 32 головы и выздоровело 14 голов. Путем опроса выяснено, что мясо от 14 прирезанных животных использовали в пищу владельцы, от 9 животных сдано в столовую г. Фрунзе и столовую близлежащего совхоза «Рославльский», мясо одного животного продано на рынке г. Фрунзе. Использование мяса от 8 вынужденно прирезанных животных установить не удалось.

Диагноз на чуму крупного рогатого скота был установлен 26 сентября 1963 г. научными сотрудниками ДНИСХИ. Заболевали как привитые, так и не привитые против чумы животные, что затруднило своевременную постановку диагноза.

С 27 сентября 1963 г. сотрудниками ДНИСХИ совместно со специалистами Курдайской ветеринарной лечебницы начато проведение мероприятий по ликвидации этого заболевания. В начале октября с.г. для этих целей постановлением Совета Министров Казахской ССР была создана чрезвычайная комиссия под председательством первого заместителя Председателя Совета Министров тов. Дворецкого Б.Н.

Для ликвидации и предупреждения распространения заболеваний были проведены следующие мероприятия: создан ветеринарно-санитарный карантинный отряд, который был оснащен соответствующей техникой и дезсредствами; на поселок Отар наложен карантин и вокруг него выставлены из числа военнослужащих 5 постов по контролю за движением всех видов транспорта и людей, на ст. Отар прекращена остановка пассажирских поездов и товарных поездов с животными; у граждан поселка был изъят и уничтожен (сожжен) крупный рогатый скот, больной чумой, сожжены трупы павших животных, а также проведены другие санитарные мероприятия по уничтожению вируса чумы крупного рогатого скота.

В неблагополучном пункте с 5 по 11 октября находились начальник Управления ветеринарии МСХ СССР тов. Бойко А.А. и начальник 7-го Управления МСХЗ СССР тов. Сюрин Б.Н. О проведенных мероприятиях они доложили первому заместителю Председателя Совета Министров Казахской ССР тов. Субботину, а также в ЦК КП Киргизии (зав. сельскохозяйственным отделом).

Наиболее вероятным источником выноса инфекции был ДНИСХИ, где работа с чумой ведется с 1959 г. Министерством уточняются и источник и виновные лица.

В целях предупреждения возможных случаев выноса чумы крупного рогатого скота из ДНИСХИ проводятся мероприятия по усилению санитарного режима в институте, а также по реконструкции объектов, в которых ведутся работы с особо опасными инфекциями.

В результате проведенных санитарно-ветеринарных мероприятий очаг инфекции ликвидирован. Карантинные и профилактические мероприятия проводятся в соответствии с инструкцией по предупреждению и ликвидации чумы крупного рогатого скота.

Министр сельского хозяйства СССР И.Воловченко

К сожалению, несмотря на квалификацию института, диагноз был установлен лишь 26 сентября, так что говорить о серьезном противодействии экологической беде не приходилось.

Карантин был снят 4 ноября.

Особенно много вопросов возникает в связи с испытаниями биологического оружия в Узбекистане — на острове Возрождения на Аральском море и на плато Устюрт (здесь испытывалось также химическое оружие).

В 1960 году из-за перемены направления господствующих ветров зараженное облако с острове Возрождения попало на соседний остров Константин. С тех пор этот остров стал необитаемым (11). Впрочем, после обмеления Аральского моря зараженный остров Константин соединился с «чистым» островом Возрождения.

В 1970–1980 годах среди грызунов на нежилой части острова Возрождение, к северу от испытательного полигона, регистрировалось аномально высокое число случаев чумы (10).

Никого не удивляет, что в районе испытаний биологического оружия регулярно случались экологические катастрофы. В 1976 году в Аральском море произошел массовый замор рыбы. Связано это было отнюдь не с ухудшающейся экологической обстановкой: рыба гибла не только там, где вода загрязнялась стоками с рисовых чеков, приносимыми Амударьей и Сырдарьей, но и в местах, где море оставалось сравнительно здоровым. Источник беды найти «не удалось» (31,56).

Шоферы, летчики, геологи неоднократно рассказывали о погибших стадах сайгаков, находившихся в зоне на Устюрте и в Аральском море или вышедших из нее. В частности, упоминается массовый падеж сотен тысяч сайгаков в Волго-Уральских песках в 1984 году (226). В свою очередь это совпадает с не проясненной до наших дней гибелью на острове Возрождения большого числа солдат и персонала военной лаборатории. Один из последних случаев относят и к 1988, и к 1989 году, когда полегло около полумиллиона сайгаков в Тургайской степи на северо-восток от Аральского моря. Их трупы буквально усеяли землю. Сам факт массовой гибели животных был скрыт от общества, а их уничтожение проводили солдаты (31,34,56,226).

Проблема утечек по воздуху существовала всегда. В прессу попали данные о том, что в 1970–1980 годах жители Нукусского гарнизона неоднократно по-дружески предупреждали своих знакомых о возможной опасности («Если в город привезут сайгаков с Устюрта — не ешьте их» или «Не выпускайте пару дней на улицу детей и не открывайте форточки»). Дело в том, что в Приаралье направление господствующих ветров — северо-западное. По карте это направление- прямиком с Устюрта и острова Возрождения на Муйнак, Кунград, Чимбай, ну и, конечно, на Нукус, Тахиаташ, Ходжейли и далее вверх по Амударье в горы. Так что вполне понятно, почему добрые люди из военного гарнизона советовали знакомым не выходить из дома и закрывать окна (26). Среди событий последних лет отметим упоминавшийся случай 1989 года, когда над Приаральем повис тяжелый смог. Тем летом в регионе не только регистрировали вспышки чумы, но и случилось также массовое облысение овец, причем многие из них пали (31).

 

3.3.3. Захоронки биологического оружия

 

Работы по биологическому оружию велись в нескольких десятках мест страны. Вполне возможно, что число этих мест доходило до сотни. В условиях тотальной секретности безопасность этих работ для ничего не подозревавшего населения могла зависеть только от аккуратности и профессионализма участников работ.

Сибирская язва на просторах России

Тобольск: «История эта началась в 1931 г., когда Тобольская биофабрика превратилась в крупнейший центр по изучению сибирской язвы.

Здесь специально заражали лошадей, откачивали у них кровь и готовили сыворотку. Зараженные трупы животных закапывали на территории фабрики. Так на берегу Иртыша образовалось два крупных скотомогильника.

Шло время. Когда-то загородная фабрика оказалась практически в центре Тобольска, река размыла берег» (44).

Москва: «Бактериологические амбиции у Советского Союза присутствовали, и потому сотрудники Института экспериментальной ветеринарии (ВИЭВ) до сих пор замирают от ужаса, узнав, чем интересуется журналист. Единственное, что известно доподлинно, так это эксперименты с сибиркой и то, что в институтском стойле хрупал овес конь Буденного. Заместитель директора ВИЭВ по научной работе Н.Овдиенко подробностей сторонится: «Как только в 18-м году институт переехал из Питера в Москву, так нас и начали теребить. Сибирка — не наша инициатива, нас заставили.»

Николай Павлович не уточнил: 30 лошадей заразили в надежде, что животные переболеют, но не умрут, и тогда станет возможным получить вакцину. Кони с задачей не справились — откинули копыта без всякой пользы.

Последний покой лошадки обрели на территории института, то есть в Кузьминском лесопарке.

По дошедшим с конца 20-х годов сведениям (не документам!), могильник — это две траншеи, точное расположение которых — тайна, покрытая мраком и травой (или снегом), хотя существует строжайшее уложение: скот сжечь, место многократно продезинфицировать. Если известно, что животных огню не предавали, захоронка бетонируется, огораживается, отмечается табличкой, на которой написано «Сибирская язва. Бессрочно.» Тревожить саркофаг категорически запрещено: сколько способен прожить антракс в темнице, не потеряв убойной силы, современной науке не известно.

Места, где хоть однажды гуляли больные животные, в народе назывались проклятыми полями, так как скот, когда бы его туда ни выгоняли, принимался дохнуть. Не удивительно, что люди всегда сторонились этих нехороших мест.

Сторонились, правда, не все — на «проклятом поле» с довоенных времен стоит лаборатория, принадлежавшая прежде ВИЭВу и переданная несколько лет назад объединению «Радон». Эти полтора гектара Кузьминского парка отошли к научно-производственному объединению после того, как в ВИЭВ зачастили комиссии, крайне встревоженные не только присутствием в кузьминских недрах сибирской язвы, но и объектом не менее опасным — законсервированным хранилищем радиоактивных отходов. Попытки ревизоров получить документы на жижесборник и содержание работ с радионуклидами потерпели неудачу: отечественный Пентагон секретами не делится» (48).

К сожалению, далеко не всегда завершающие этапы работ по избавлению от ставшего ненужным биологического оружия проходили гладко. Причем последствия неаккуратности работников ВБК становятся известными обществу лишь через много десятилетий. В частности, лишь в последние годы стали известными очень опасные захоронения отходов после работ с сибирской язвой в Москве (48) и в Тобольске (44).

Отдельно следует остановиться на судьбе «военно-биологического подземелья» Свердловска .

В настоящее время никто не может сказать, какая часть подземного завода биологического оружия вместе с транспортными тоннелями была затоплена, какая оказалась забетонированной, а какая и поныне исполняет обязанности «расширенного» бомбоубежища (46).

Равным образом никто не знает об экологической опасности для Свердловска, которая исходит от мощного шламонакопителя-отстойника, куда в течение десятилетий собирались отходы военно-биологических исследований и производства (а они включают не только сибирскую язву, но и чуму, о чем обычно стараются не упоминать). Этот шламонакопитель существует параллельно обычной системе сбора общих стоков Свердловска-19, находится глубоко под землей и не контролируется городскими службами — санитарно-эпидемиологической и природоохранной. Уровень сохранности объекта таков, что он давно стал опасным для города, в особенности в связи с возможностью заражения подземных вод.

О небеспредметности этих опасений свидетельствует авария в Свердловске-19 в 1985 году (166). При работах по частичному демонтажу поточных линий подземного завода и частичному уничтожению запасов биологического оружия продукт дезинфекции попал в сливную канализацию без контроля его безопасности. После этого особо тщательная проверка сливной коммуникации продолжалась несколько дней, пока не выяснилось, что на этот раз «пронесло». Гражданские службы этой аварии не заметили: в Свердловске-19 существует отдельный от общего биологический слив в реку (в другом месте реки и не подконтрольный городским службам).

Впрочем, гражданские службы достаточно безответственно отнеслись даже к захоронению тех зараженных отходов, которые появились во время масштабных работ по ликвидации эпидемии «сибирской язвы» 1979 года. Как уже упоминалось, бытовые отходы оказались не в специальных могильниках, а на обыкновенной общегородской Седельниковской свалке, впоследствии заброшенной и забытой. А вот почва была захоронена в окрестностях поселка Рудный (45). Эта экологическая безответственность напомнила о себе через два десятилетия. Весной 1998 года во время проливных дождей свалку в Седельникове размыло, а ее содержимое попало в реки (167,168).

Как кончаются эпидемии

«Сысертский район Свердловской области, вплотную примыкающий к южной окраине областного центра, объявлен зоной экологического катастрофы .

Проливные дожди, более двух недель заливавшие Екатеринбург, размыли свалку отходов очистных сооружений города, а ее стоки вышли в речку Арамилку через мелиоративные каналы близлежащих сельхозпредприятий.

Арамилка за сутки стала мертвой рекой. Ситуация усугубляется тем, что еще в мае 1979 г. именно на эту свалку вывозились отходы дезинфекции так называемого 19 военного городка, а проще говоря — запретной зоны военного бактериологического завода, где тогда отмечалась вспышка сибирской язвы… потому специалисты не исключают угрозы эпидемии. По данным областной СЭС, сибирская язва в реке пока не обнаружена, но уже зафиксировано превышение нормы по содержанию в воде аммиака в 2-30 раз… Отмечена массовая гибель овощей на огородах и резкое ухудшение самочувствия дачников.

По мнению строителей, на обеззараживание и возведение заградительной дамбы необходимо не менее трех недель. Никакие работы в районе размытой свалки пока не ведутся» (167).

Еще одна опасность подстерегает жителей Свердловска в связи с тем, что несколько последних лет идет активное «заселение» новыми покойниками бесхозных могил в 15-м секторе Восточного кладбища. В свое время этот участок был выделен специально на «сибирскую язву», однако в наши дни его потенциальная опасность, похоже, забыта (8).

В заключение отметим, что на последствия эпидемии наложились регулярные и весьма специфические выбросы городка Свердловска-19, которые несли и несут долговременную экологическую угрозу городской среде Чкаловского района. Этот вопрос никогда не обсуждался, его просто не ставили. Однако вряд ли следует забывать об этой стороне проблемы только потому, что нет видимых причин для ее рассмотрения. В пользу этого свидетельствует результат экологического отчета, который не доступен жителям города: «Микологическое загрязнение воздуха вокруг предприятия превышает фон в 20–80 тысяч раз» (45). Предприятие — это Свердловск-19, а отчет был подготовлен в 1993 году в связи с проектированием производства мирной продукции — антибиотиков аминогликозидного ряда.

Чрезвычайно «грязная» история связана и с островом Возрождения на Аральском море. На той части острове, которая принадлежит Узбекистану и где более полувека проходили испытания биологического оружия, ставшие ненужными опасные отходы заканчивали свой путь здесь же, на месте.

Уровень безопасности при захоронении остатков биологического оружия на острове не известен. Обычно дезинфекция местности после испытаний биологического оружия сводилась к ее поливу перекисью водорода из военной установки АРС. Можно поэтому привести пример, ставший известным лишь потому, что помимо молчащих должностных лиц Советского Союза, о нем знают должностные лица двух других стран — США и независимого Узбекистана.

Дело в том, что весной 1988 года возникла угроза проведения международной инспекции военно-биологического центра Свердловск-19. В ожидании возможных политических последствий М.С.Горбачев распорядился «очистить» объект перед этой ожидавшейся проверкой. Армия решила ликвидировать запасы биологического оружия на основе сибирской язвы, которые были складированы на подземном заводе в городке Свердловск-19, а также хранившиеся там же отходы производства этого оружия. Так возникла идея переброски опасного груза из Свердловска в Узбекистан на остров Возрождения. Перевозка была осуществлена в стальных контейнерах сухопутным путем до берега моря и далее морским путем по Аральскому морю. На острове тот груз был захоронен солдатами в специально выкопанных 11 больших захоронениях и закрыт сверху мощным слоем грунта. Так возникло крупнейшее в мире захоронение сибирской язвы (162). Обеззараживание свердловских запасов сибирской язвы было выполнено дважды. Сначала они были залиты дезинфицирующим раствором в транспортных контейнерах, подготовленных для перевозки. Затем, при захоронении на острове Возрождения, эта масса была вновь пропитана дезинфицирующим раствором (162). Тем не менее положительный результат достигнут не был. Это выяснилось позже, когда началось сотрудничество между США и уже независимым Узбекистаном в ликвидации последствий военно-биологической активности в бывшем Советском Союзе. Американские специалисты отобрали на острове Возрождения пробы грунта в 6 из 11 захоронений. Результат оказался ошеломляющим — несмотря на двойную дезинфекционную обработку, часть спор сибирской язвы оказалась «живой» и способной вызвать заболевания (162).

Этот результат не мог не вызвать у специалистов серьезных опасений, особенно в связи с тем, что к моменту отбора проб две трети острова уже были изучены узбекскими геологами во время поисков нефти. Небезупречность могилы для спор сибирской язвы (и опасность ее для людей) связана и с естественной деятельностью грызунов, ящериц и птиц.

Очередной отряд из американских и узбекских специалистов работал на острове Возрождения летом 2002 года в течение полутора месяца. Были вскрыты могильники, где хранились контейнеры с патогенами. Команда американцев обеззараживала землю могильника, заливая ее хлорной известью. Сверху это засыпали мощным пластом обычной почвы. В общем, контейнеры с биологическим оружием были захоронены в очередной раз в «обновленных» хлоркой могильниках (226). Заодно американцы разломали в научной лаборатории все, что можно, и для верности сожгли.

Итак, имеющийся экологический опыт достаточен для того, чтобы навсегда «завязать» с подготовкой страны к биологическому нападению. Во всяком случае, как показывает опыт, клан наших военных биологов — это самая последняя когорта людей, кому можно было бы доверить столь серьезное дело.

 

Уважаемые гости, продолжение читайте здесь.

10 декабрь 2017 /
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие новости

Секреты биологического оружия СССР (часть 26)

Не будет лишним подчеркнуть, что для того, чтобы осознать опасность системы биологического вооружения прежде всего для самих себя, для своих людей и своей земли, нашей государственной бюрократии

Секреты биологического оружия СССР (часть 23)

В существе третьего этапа операции прикрытия трагедии 1979 года можно сориентироваться по мере ее проведения.  

Секреты биологического оружия СССР (часть 22)

Сокрытие информации о масштабной экологической катастрофе в Свердловске началось немедленно после ее начала.

Секреты биологического оружия СССР (часть 17)

К концу 1980-х годов советский ВБК достиг принципиальных результатов в создании важнейших видов биологического оружия.  

Секреты биологического оружия СССР (часть 16)

Самые вирулентные (эффективные) штаммы биологического оружия (бактерии, вирусы, риккетсии), а также токсины были приняты Советской Армией на ее вооружение и поставлены на производственный поток.

Секреты биологического оружия СССР (часть 12)

Значительная часть полевых и войсковых испытаний биологического оружия в Советском Союзе производилась на острове Возрождения в Аральском море.
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Популярные новости
Какие отчетные документы за проживание необходимы для отчетностиКесарево сечение: особенность процедурыЧасы для детей Smart baby watch q50Зачем использовать стратегии бинарных опционов?Аутсорсинг бухгалтерских услугБьюти-линзы сделают ваш взгляд неотразимымВыбираем кимоно для каратеКаппер Адель Бернер и его доверительные матчи