» » Секреты биологического оружия СССР (часть 15)

Секреты биологического оружия СССР (часть 15)

Санкт-Петербург

 

Первым директором института был назначен В.А.Пасечник в возрасте 38 лет. Полноценные работы начались в 1981 году (5,158).

В Лахте строилось новое здание института (67). По заданиям института работали на биологическую войну также КБ в Киришах, разрабатывавшее оборудование для производственных нужд, а также Институт вакцин и сывороток в Красном Селе (5).

Институт был ключевым звеном в программе советского биологического вооружения, причем в самых важных направлениях — техническом, биологическом и химическом. Например, один из заместителей генерала Е.И.Смирнова выступил в конце 1970-х годов с идеей получать с помощью генно-инженерных методов такие штаммы бактерий, которые будут продуцировать разные пептиды, в частности нейропептиды. Предполагалось, что такие «продуценты» будут вызывать несмертельное поражение «противника» какими-то «веселящими» газами. Трудность, однако, была не столько в синтезе ДНК (аналогов необходимых пептидов), сколько в том, чтобы добиться экспрессии новых генов в клетках бактерии и высвобождения их из клеток в свободном виде. Синтезы пептидов были поручены НИИ особо чистых биопрепаратов, а ДНК — аналогами занимался НИИ в Кольцово. Из этой работы практически ничего не вышло (6). Однако, это показатель того, чем занимали военные научные подразделения «Биопрепарата».

Этот институт занимался созданием устойчивых штаммов чумы, которые были бы невосприимчивы к перепадам температур, а также к действию широкого набора известных антибиотиков (называют 16) (56).

Именно здесь, в Ленинграде, была создана мельница, в которой мощный поток воздуха превращал смеси патогенных бактерий и вирусов в мельчайший порошок, пригодный для боевого использования (раньше боевые биологические смеси военные мололи на тяжелых шаровых мельницах). Эту мельницу обнаружили американские специалисты во время инспекционного визита в январе 1991 года (10).

Здесь же далеко продвинулись в вопросах обеспечения хранения смесей боевых патогенов методом капсулирования. После высушивания их покрывали полимерным составом и превращали в капсулы, что и способствовало более длительному хранению и предохраняло от ультрафиолетовых лучей (10).

В этом же институте был выполнен расчет эффективности применения боевых аэрозолей, предлагавшихся к распылению с борта крылатых ракет (в техническом задании было изящно указано, что с «быстро и низколетящего объекта»). Речь шла о нескольких канистрах объемом в 20 л, в которых боевые биологические смеси должны были сбрасываться над целью (10). Например, с крылатых ракет Х-22 (AS-4 Kitchen).

Среди важных химических работ укажем такую, например, как синтез пептидов, которые планировалось вшивать в соответствующие особо опасные бактерии (6). По заданию армии в институте велись работы по переносу генэквивалента белка миелина в микроорганизм. Этот белок выполняет роль изолятора нервного волокна. Если микроорганизм модифицировать таким образом, то это может влиять на нормальную программу синтеза миелина в организме, что в конечном счете ведет к вялому параличу (67).

Имелось в виду подарить тот самый паралич людям из стран «вероятного противника».

В октябре 1989 года В.А.Пасечник не возвратился из зарубежной командировки и перешел на положение перебежчика (5,56,158). Время было такое, что М.С.Горбачев принял решение никого за это не наказывать, однако от выполнения в этом институте секретных работ пришлось отказаться (10). Впрочем, публика о секретах не знала и раньше — для нее наготове была байка, что институт будто бы был занят созданием вакцин и средств защиты растений (158). Ну а В.А.Пасечник «скончался от инсульта» на новой родине в Великобритании в 2001 году — бегство в чужой мир вряд ли принесло ему личное счастье.

В новую эпоху руководители института так и не заспешили на свет рампы (157).

Степногорск

Научно-производственный комплекс биологической войны был размещен в Целиноградской области (Казахстан) в 14 километрах от города Степногорска. Этот закрытый город находился в последние годы советской власти в ведении двух особо секретных ведомств — Минсредмаша и Главмикробиопрома.

По официальной версии, комплекс специализировался на выпуске удобрений и пестицидов (205). Цеха комплекса, имевшего невинное название «Степногорская научная опытно-промышленная база» (СНОПБ), разместили на территории научно-производственного объединения (НПО) «Прогресс». Сделано это было постепенно, шаг за шагом. Само объединение было построено примерно в 15 км от Целинного горно-химического комбината — мощного уранового комплекса, имевшего более древнюю историю. Открытые названия «базы» СНОПБ — Казахстанское отделение института «Биохиммашпроект», Степногорский НИИ биотехнологии, Казахстанский научно-исследовательский комплекс ВО «Биопрепарат». В секретной переписке «база» СНОПБ именовалась как п/я 2076, а в открытой как Макинск-2, Аксу и Целиноград-25. Руководителями СНОПБ последовательно были Э.И.Перов, Ю.П.Давыдкин, К.Б.Алибеков и Г.Н.Лепешкин (205).

В 1982 году постановлением ЦК КПСС и СМ СССР комплекс в Степногорске был преобразован в мощный завод по наполнению биологических боеприпасов (10). Теперь комплекс биологической войны уже в мирное время занимал большую часть производственных помещений НПО «Прогресс». В «особый период» (во время войны) «Прогресс» должен был отбросить камуфляж и целиком перейти на выпуск только биологического оружия. Во всяком случае первый директор «Прогресса» Э.И.Перов был удостоен Государственной премии за достижения 1984 года не за организацию производства биопестицидов — постановление о ее присуждении было секретным и говорилось в нем о неких «биологических препаратах».

В интересах безопасности растительность вокруг предприятия была полностью удалена (этому способствовал печальный «опыт» событий в Свердловске в 1979 году). Предприятие было обнесено глухой серой стеной и колючей проволокой и охранялось вооруженной охраной. Военный и гражданский персонал имели отдельные входы, и их потоки по возможности не пересекались (10).

 

Из жизни Cтепногорска

 

«Есть какое-то НИИ, о котором никто ничего толком не знает. Из какой-то лаборатории этого НИИ выбрались необычные тараканы. Они все пожирали на своем пути: листву деревьев, траву, словом, вели себя хуже саранчи.

Город запаниковал, когда эти твари, появившись на приусадебных участках, пожирали все, оставляя лишь голую землю» (40).

В СНОПБ исследования велись со многими особо опасными возбудителями, в частности, с бактериями сибирской язвы и сапа. Здесь же проводились испытания оружия на основе бактерий (сибирской язвы, сапа и других) и вирусов (вирус геморрагической лихорадки Марбурга и другие).

Здания на СНОПБ объединялись в единую технологическую цепь.

В корпусе 600 высотой более 15 м проводились исследования и выполнялись камеральные испытания биологического оружия. В нем же находился виварий для подопытных животных (10). Аэрозольные испытательные камеры, которые размещались в корпусе 600, были выполнены из нержавеющей стали и были самыми большими в Советском Союзе камерами для экспериментов с биологическим оружием (объем 200 м3). Одна была способна выдерживать мощный взрыв и использовалась для определения степени разрушения и мощности аэрозольных смесей, которые содержались в биологических боеприпасах. Другая предназначалась для проведения опытов над животными. Камеры размещались на цементной восьмиугольной платформе и имели специальный спуск для отходов (10,11).

Цех 277 предназначался для обезвреживания отходов от работ с биологическим оружием (о качестве обезвреживания этих специфичных отходов данных не имеется). Полигон для хранения отходов производства биологического оружия был размещен под землей (10,11).

Бердск

В г. Бердске недалеко от Новосибирска с его Академгородком в 1960-х годах с заглядом в будущее было организовано предприятие, которое в случае войны должно было быть преобразовано в производство биологических боеприпасов. В 1975 году на этой территории было образовано так называемое Сибирское отделение Института прикладной биохимии (научно-производственная база). В 1976 году оно начало свою фактическую жизнь, когда с использованием давно закупленного оборудования здесь начала действовать исследовательская микробиологическая лаборатория. В 1977 году здесь научились готовить питательный раствор, предназначавшийся для выращивания бактерии Brucella. Так еще одни вид биологического оружия — бруцеллез — получил путевку в жизнь (10).

Омутнинск

После принципиальных решений 1973 года в г. Омутнинске (ст. Стальная) в Кировской области было развернуто строительство «Омутнинской научной опытно-промышленной базы». Этот комплекс включал исследовательский бактериологический центр и мощности по производству биологического оружия нового поколения. Применялось и название комплекса как западно-европейское отделение московского Института прикладной биохимии. В секретной переписке он обозначался как В-8389. Исторически комплекс в Омутнинске начал свою жизнь еще в 1960-х годах, когда в недрах Госплана СССР было решено разместить именно здесь химический завод по выпуску биопестицидов (тогда в Госплане решали вопросы с заглядом в очень далекое будущее).

Комплекс был размещен не в самом Омутнинске, а в соседнем лесу, где работали и жили почти 10 тысяч человек. Самые тяжелые строительные работы выполняли заключенные. Ну а старинный городок Омутнинск с литейным цехом для выпуска артиллерийских снарядов еще с петровских времен был совсем не в курсе того, что он стал и кузницей биологического оружия (10).

На базе в Омутнинске велись исследовательские работы с бактериями чумы и туляремии (10).

Основная деятельность по биологическому оружию осуществлялась в корпусе 107. В этом гигантском сооружении внутри зоны II находились лаборатории для работ с патогенными микроорганизмами.

В лаборатории объекта под руководством К.Б.Алибекова были изготовлены образцы биологического оружия на основе боевого штамма бактерии туляремии, который мог бы «пробить» иммунную защиту человека. Испытания, проведенные в 1982 году на острове Возрождения, прошли успешно. После повторных испытаний, выполненных следующим летом, оружие на основе новой рецептуры туляремии было принято на вооружение Советской Армии (10).

Любучаны

Институт иммунологии был создан в 1980 году в поселке Любучаны, это возле г. Чехов (Московская область). Здесь велись работы по поиску способов преодоления иммунитета в случае необходимости применения штаммов опасных возбудителей в странах «вероятного противника». Разрабатывались и методики по созданию штаммов возбудителей с иммунитет-преодолевающей активностью — неведомые противники напрасно запасались бы антибиотиками на случай биологической войны. Патогенных бактерий в институте не было (10).

Для публики сообщалось, что в институте созданы аэрозольные лекарственные препараты. Да и на созданный здесь интерферон… не нашлось спроса (57).

Москва

В Институте прикладной биохимии разрабатывалось и изготавливалось оборудование для лабораторий биологического оружия, а также для производства и тестирования биологического оружия. Институт разрабатывал стандарты для выпуска биологического оружия в промышленном масштабе. В последние годы институт возглавлял полковник В.Попов. Институт занимался также обеспечением прикрытия работ по созданию биологического оружия, для чего в нем был создан специальный отдел. Руководители среднего звена в институте были военными. В дальнейшем он был переназван в НИИ биологического машиностроения — «Биомаш» (10).

Институт биологического приборостроения разрабатывал аппаратуру самого широкого профиля — для обнаружения биологического оружия, для биологической защиты и т. д. (10).

«Гипробиопром » являлся специализированным институтом для проектирования многочисленных объектов (исследовательских и промышленных) биологического оружия (10).

 

Уважаемые гости, продолжение читайте здесь.

10 декабрь 2017 /
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие новости

Секреты биологического оружия СССР (часть 16)

Самые вирулентные (эффективные) штаммы биологического оружия (бактерии, вирусы, риккетсии), а также токсины были приняты Советской Армией на ее вооружение и поставлены на производственный поток.

Секреты биологического оружия СССР (часть 14)

Вся наука «Биопрепарата» была нацелена исключительно на обеспечение нужд наступательной биологической войны.

Секреты биологического оружия СССР (часть 13)

Кадры решают все, как учил классик.  

Секреты биологического оружия СССР (часть 11)

Военно-биологический центр минобороны СССР, который в Свердловске знали как военный городок № 19, для почтовой службы и всей страны был известен как Свердловск-19, а для военно-почтовой службы

Секреты биологического оружия СССР (часть 10)

Итак, в условиях генно-инженерного поворота группа очень известных членов АН СССР (в их числе были такие руководители, как Ю.А.Овчинников и Г.К.Скрябин) обратилась в ЦК КПСС с предложением

Секреты биологического оружия СССР (часть 8)

Хотя в системе биологического нападения лидировали генералы, однако после войны она уже не могла развиваться в отрыве от иных ведомств.
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Популярные новости
Заговор на кошелёк чтобы деньги были всегдаНочная рыбалка на фото с МКСКак выбрать женский кардиганПреимущества и недостатки теплого пола в домеЛуна - искусственный спутник Земли?Дверной замок невидимкаАстроном заподозрил NASA в фальсификации данных по астероидамОсобенности охранно-пожарной сигнализации