» » Секреты биологического оружия СССР (часть 14)

Секреты биологического оружия СССР (часть 14)

2.3.1. Прикладная наука

 

И.В.Домарадский начал получать вирулентный штамм возбудителя чумы, который был бы устойчив к большому набору антибиотиков, то есть к антибиотикам «вероятного противника».

Он же решил задачу передачи чужеродной генетической информации чумному микробу — его боевое действие нужно было расширять (6).

Одна из идей, активно прорабатывавшихся в «Биопрепарате» — использование «бинарных» препаратов, то есть применение вместо одного штамма микроба двух менее травмированных штаммов, которые в сумме давали бы необходимые боевые характеристики (6). Эта идея была признана изобретением. Один из авторов этого изобретения века был глава «Биопрепарата» Ю.Т.Калинин.

В порядке научных изысканий в «Биопрепарате» был получен отклонированный ген дифтерийного токсина (6).

Награды Родины

18 января 1985 г. Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о присуждении Государственной премии СССР в области науки и техники 1984 г. за создание, совершенствование и обеспечение технической готовности промышленной базы для производства «биологических препаратов» — К.П.Гапонову, Л.С.Джиндояну, А.А.Евтеевой, Г.М.Кузьминой, Г.Н.Мигуновой, Г.Ф.Мякишеву, А.И.Мялкину, А.П.Палагиной, В.Ф.Панфилову, Э.И.Перову, И.П.Уварову, Ф.Н.Чегодаеву.

29 января 1985 г. Постановление ЦК КПСС (К.У.Черненко) и Совета Министров СССР (Н.А.Тихонов) о присуждении Ленинской премии СССР в области науки и техники 1984 г. за разработку и внедрение методов генетической инженерии и получение на этой основе биологически активных веществ — В.Г.Дебабову, Ю.Т.Калинину, М.Н.Колосову, Э.Г.Малыгину, В.И.Марченко, Е.Д.Свердлову. Под «биологически активными веществами» подразумевается биологическое оружие.

За достижения по части создания средств биологического нападения участники удостаивались секретных премий. Премии выдавались не к юбилейным дням, а по мере готовности документов. В их секретном подполье самые важные лица удостаивались Ленинской премии, менее важные — Государственных. Приводимый здесь пример 1985 года — лишь одни из многих. Заметим, что даже в советских секретных документах о присуждении премий власти придерживались таких эвфемизмов, как «биологические препараты» и «биологически активные вещества».

Из приводимых здесь списков лауреатов отметим две фамилии, которые характеризуют явление в целом. Среди создателей промышленной технической базы биологического вооружения, которые получили Ленинскую премию, мы находим фамилию Л.С.Джиндояна. Именно он был удостоен звания доктора технических наук во время секретной защиты диссертации в 1976 году. Научным руководителем был заместитель начальника военного института Загорск-6 генерал А.А.Воробьев (63). А среди лауреатов Государственной премии мы находим фамилию Ю.Т.Калинина. Не будем заблуждаться — методы генетической инженерии он внедрял в процесс создания биологически очень опасные вещей, а именно — возбудителей особо опасных инфекций. А попутно, возможно, досталось от этих достижений и интерферону.

Разумеется, готовившиеся в «Биопрепарате» научные диссертации имели только одну — наступательную, боевую — направленность.

В частности, содержание секретной докторской диссертации генерала Н.Н.Уракова составляло сочетанное действие на людей из стана «вероятного противника» одновременно и бактерий, и вирусов (6). К такому изощренному виду биологического нападения не могла подготовиться система защиты ни в одной стране.

Оболенск

Гигантский Институт прикладной микробиологии (ВНИИ ПМ) был создан в 1974 году в Оболенске — маленьком городке Московской области, находящемся в 16 км от Протвино и в 30 км от Серпухова. Первым начальником института был генерал Д.В.Виноградов-Волжинский. В 1982–2003 годах им руководил генерал Н.Н.Ураков, пришедший с должности заместителя начальника военно-биологического института в Кирове. Лучшей характеристикой этого человека может сложить тот факт, что после появления в Москве в августе 1991 года так называемого ГКЧП он объявил себя комендантом Оболенска и потребовал от всех безусловного повиновения (6).

Пропагандистское прикрытие

«В открытой литературе неоднократно появлялись публикации о том, что в закрытых лабораториях США велись успешные эксперименты по выведению болезнетворных гибридов чумы и, например, «кобры». То есть, попав в человеческий организм, такой штамм не только заражает известной болезнью, но и усиленно начинает вырабатывать прямо в кровь… змеиный яд либо токсин малоизвестного ядовитого растения. От чего лечить заболевшего? От чумы, от укуса змеи, от укола кактуса, от яда кураре?» (59).

Строительство комплекса зданий ВНИИ ПМ началось в середине 1970-х годов. Строителями института были военные. На площади 200 гектаров было возведено более 100 корпусов, где трудились 18 секретных докторов наук и множество кандидатов наук, не говоря уж о неостепененных специалистах («командные высоты» в институте занимали выходцы из системы 15-го управления Генштаба (6)). До 1986 года самого города Оболенска на картах не существовало, хотя изначально он был рассчитан на проживание 20 тысяч человек исключительно для нужд ВНИИ ПМ (185). В переписке это был п/я В-8724.

Для дезинформации «вероятного противника» все делалось так, чтобы институт из космоса походил на санаторий. Для сокрытия работ ВНИИ ПМ по наступательному биологическому оружию объявлялось, что в институте будто бы ведутся работы по созданию вакцин и сывороток, а также оригинальных средств защиты растений. На самом деле здесь не занимались ни вакцинами, ни сыворотками (6).

В корпусе 7/8 была сооружена камера для проведения взрывов (10).

Во ВНИИ ПМ активно занимались созданием боевых штаммов бактериальных инфекций — туляремии, чумы, сибирской язвы, бруцеллеза, сапа, мелиоидоза и других. Одно из направлений работ предусматривало создание боевых штаммов, устойчивых к защитным средствам противника — антибиотикам, лекарствам, вакцинам (программа «Метол»). Разрабатывалось и биологическое оружие, поражающее нервную систему (программа «Костер»). В частности, здесь велись работы по созданию бактерий, способных выделять психотропные вещества (49). Методом работы были в первую очередь методы генетической инженерии (10). По существу в Оболенске был создан специальный исследовательский городок для проведения работ по генной инженерии.

Работа втемную

 

«Все годы своего существования институт жил двойной жизнью. На научных конференциях и симпозиумах его сотрудники бойко докладывали об успехах в области борьбы с вредителями растений, пытались разрабатывать новые лекарства.

А тем временем за закрытыми дверями первого корпуса выводили штаммы сибирской язвы, чумы, туляремии и многих других болезней… Именно на эти задания была нацелена большая и лучшая часть научных кадров (из 1200 работающих — в первом корпусе — 500, остальные разбросаны еще по четырем корпусам). В этот таинственный первый корпус имеют доступ лишь избранные, по особому списку. Помимо специальных разрешений, требуется, как минимум, сделать три прививки.

Большой восьмиэтажный стеклянный куб окружен тройным кордоном. Обнесен забором с проволокой, охрана у каждого заграждения, на входе в корпус и на каждом этаже. Лабораторные помещения — еще один куб в кубе — по периметру окружены кордоном.

Кто дает задание специалистам первого корпуса?

— Это люди в штатском, которые время от времени приезжают с новыми заказами, — объяснил зам. директора В.Волков. — Мы не знаем, кто они. Представляясь, называют только фамилию. Как правило, их сопровождает отраслевое руководство, и мы знаем: лишних вопросов задавать не надо. Они дают задания, они же на специальных машинах вывозят готовую продукцию» (49).

В порядке примера укажем работу И.В.Домарадского по созданию генетически измененного штамма микроба туляремии . Разрешение на работу с ним дало Третье главное управление при МЗ СССР как с неконтагиозной инфекцией. В начале работы этот микроб был изучен с точки зрения микробиологии и эпидемиологии, однако информации о биохимии и генетике практически не было. Общая задача заключалась в получении полирезистентного штамма бактерии туляремии, который был бы способен «пробивать» специфический иммунитет (6,10). Чужеродная генетическая информация микробом туляремии не распознавалась, а своими необходимыми генами он не обладал. Однако, приобретая устойчивость к ряду антибиотиков, микроб терял вирулентность. К 1984 году было получено два подходящих штамма, с одним из которых (Т-14) работа была продолжена (6).

Среди боевых достижений укажем следующее. В Оболенске сумели добавить устойчивость двум американским штаммам туляремии к большинству антибиотиков (полирезистентность), после чего они стали «боевыми»: если при обычном лечении смертность от туляремии не превышает 8-10 %, то эти штаммы давали летальность, близкую к 100 % (164).

В прессе имеется несколько рекламных сообщений об этом института и о его житейских «трудностях» в новые времена, когда оружие перестало быть нужным (49,59,180–186).

Кольцово

Новый мощный НИИ молекулярной биологии и прикладной вирусологии был создан в 1974 году в городке Кольцово, в 30 км от Новосибирска. Нынешнее название института — Государственный научный центр «Вектор». Глава НИИ с самого начала и до наших дней — Л.С.Сандахчиев.

Основной строительной силой нового комплекса институтских зданий были заключенные (6).

В институте занимались особо опасными вирусными инфекциями. В их числе были натуральная оспа, геморрагические лихорадки — Эбола, Марбурга, Ласса, аргентинская (Хунин), боливийская (Мачупо), а также энцефалиты — весенне-летний, венесуэльский энцефаломиелит лошадей и многие другие (10).

Как хранятся вирусы

«Помимо оспы, под охраной «Вектора» находится целая коллекция современных особо опасных вирусов, многие из которых пока в России не встречались.

Среди них вирусы — Эбола, Марбург и аргентинской геморрагической лихорадки. Все эти болезни страшные, близкие по симптомам, хотя и различающиеся по уровню смертности. Они поражают кровь, а через нее — внутренние органы и ткани.

Хранить такой ящик Пандоры рискованно.

Здание, где хранятся вирусы, представляет собой железобетонный шестиэтажный куб, отнесенный на километры от любого жилья.

«Вектор», который начинал как сугубо оборонное предприятие, несет на себе неистребимое армейское клеймо» (61).

В течение пятилетки 1986–1990 годов для лабораторных опытов с рецептурами таких опасных возбудителей, как вирусы оспы, геморрагических лихорадок Марбурга, Ласса, боливийской (Мачупо), в институте были возведены огромные корпуса 6 и 6А. Был также построен самый крупный в мире реактор для промышленного выращивания вирусов в беспрецедентных масштабах для боевых целей. Объем реактора — 630 литров. От реактора отходили трубопроводы для отвода выращенной рецептуры к устройствам для заполнения ее в боеприпасы, а также трубы для отвода отходов (10).

Среди прочего здесь занимались ДНК-аналогами пептидов (6).

Одной из примечательных — и трагических — страниц является история создания в институте нового штамма вируса геморрагической лихорадки Марбурга. В апреле 1988 года во время работ с этим вирусом погиб сотрудник института Н.Устинов. Эта трагическая случайность была в полном объеме использована для решения задач наступательной биологической войны. При исследовании организма погибшего был выделен новый, более вирулентный (в военном смысле — более эффективный) штамм вируса Марбурга. Этот штамм (с учетом первоисточника он был назван вариант У) был положен в основу модернизации ранее созданного биологического оружия на основе вируса Марбурга и подготовлен к испытаниям. Поскольку собственная испытательная камера в институте еще не была построена, испытания были выполнены зимой 1989–1990 годов в Степногорске. Испытания прошли успешно — проверялась смертельность вируса по отношению к обезьянам. К весне 1990 года новое оружие заняло свое место среди других видов биологического оружия (10).

В 1986 году на основе НИИ в Кольцово было создано еще более мощное научно-производственное объединение «Вектор», которое включало в себя уже четыре учреждения: сам НИИ молекулярной биологии в Кольцово, Институт биологически активных веществ в Бердске, научно-опытную производственную базу в Кольцово, а также экспериментальное сельскохозяйственное предприятие в поселке Морозово (Искитимский район Новосибирской области) (200). С таким мощным комплексом вполне можно было рассчитывать на успех в наступательной вирусной войне.

Пресса, с подачи руководства института, немало пишет о нынешних буднях центра и его трудовых достижениях (61,62,173–176).

 

Уважаемые гости, продолжение читайте здесь.

10 декабрь 2017 /
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие новости

Секреты биологического оружия СССР (часть 16)

Самые вирулентные (эффективные) штаммы биологического оружия (бактерии, вирусы, риккетсии), а также токсины были приняты Советской Армией на ее вооружение и поставлены на производственный поток.

Секреты биологического оружия СССР (часть 15)

Ленинградский НИИ особо чистых биопрепаратов был создан в Ленинграде в 1974 году.

Секреты биологического оружия СССР (часть 13)

Кадры решают все, как учил классик.  

Секреты биологического оружия СССР (часть 11)

Военно-биологический центр минобороны СССР, который в Свердловске знали как военный городок № 19, для почтовой службы и всей страны был известен как Свердловск-19, а для военно-почтовой службы

Секреты биологического оружия СССР (часть 10)

Итак, в условиях генно-инженерного поворота группа очень известных членов АН СССР (в их числе были такие руководители, как Ю.А.Овчинников и Г.К.Скрябин) обратилась в ЦК КПСС с предложением

Секреты биологического оружия СССР (часть 8)

Хотя в системе биологического нападения лидировали генералы, однако после войны она уже не могла развиваться в отрыве от иных ведомств.
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Популярные новости
Как выбрать квартируВнедрение в украинскую образовательную систему норм Финляндии?Номерные знаки без флага, что это? Как заказать такие?Эротический массаж можно ли считать изменой?Выбираем детский матрасКухонные плиты в интернет-магазине 590.uaШикарные цветочные букеты с доставкойКак получить сертификат Scrum Master