» » Неуловимая калиптура

Неуловимая калиптура


Неуловимая калиптура

Из почти 11 тысяч видов птиц, живущих на нашей планете, несколько десятков имеют досадный «подвешенный» статус. Из-за долгого отсутствия достоверных наблюдений в природе и содержания в неволе факт их возможного существования теряется где-то в «серой зоне» между статусами ныне живущих и недавно вымерших. Принятие решения о статусе такого вида может откладываться на годы и десятилетия. В результате некоторые регионы мира уже получили свои орнитологические «святые Граали» — птиц, которых по факту уже может не быть на свете и потому особо привлекательных для бёрдвотчеров, ученых и просто искателей приключений и славы. В Северной Америке это, безусловно, белоклювый королевский дятел (Campephilus principalis). Для Южной Азии можно назвать розовоголовую утку (Rhodonessa caryophyllacea), для Европы и стран бывшего Советского Союза — тонкоклювого кроншнепа (Numenius tenuirostris), чей изящный силуэт постоянно напоминает о проблеме вымирания видов с эмблемы Союза охраны птиц России.

Есть свои «птицы X», конечно же, и в богатейшей биоразнообразием Южной Америке. Одна из них выделяется количеством окружающих ее загадок, а также фантастической неуловимостью. Речь идет о калиптуре, или корольковой котинге (Calyptura cristata), эндемике тропических лесов юго-восточной части Бразилии. Эта лесная птичка длиной всего 8 сантиметров уступает в размерах даже многим колибри. По внешнему виду калиптура удивительно напоминает корольков (Regulus): оливково-зеленый верх тела, светлый низ, белые полосы на кроющих крыльев, а главное — аналогичная окраска верха головы. От верхней части лба до затылка взрослого самца идет желто-оранжевая полоса, обрамленная с боков черным. При возбуждении птицы способны поднимать ярко окрашенные перья головы хохолком. Как и у обычного в Европе желтоголового королька (Regulus regulus), самки калиптуры отличаются более бледным окрасом украшающей полоски на макушке.


Неуловимая калиптура

Три экземпляра калиптуры из коллекции Музея естествознания в Хельсинки, Финляндия. Фото © Luciano Lima с сайта ebird.org


Так кому же все-таки приходится родственником бразильский «королёк»? Французский орнитолог Луи Жан Пьер Вьейо, давший оригинальное описание этому виду в 1818 году, объединял его в один род с австралийскими радужными птицами (Pardalotus). Британский орнитолог Уильям Свенсон, подаривший калиптуре нынешнее родовое имя, сближал ее с манакинами (Pipridae); см. Манакин, танцующий на шесте. Затем очень долгое время среди систематиков был негласный консенсус считать птицу самым мелким, но полноправным членом весьма разнообразного семейства котинговых (Cotingidae), как и манакины, эндемичного для Неотропики. Наконец, в 2012 году группа скандинавских исследователей поставила очередную промежуточную точку в этом вопросе (господствующую в наши дни). Выделив из старого музейного чучела пригодные для анализа участки ДНК и сравнив их с участками ДНК нескольких десятков потенциально близких видов, они пришли к выводу, что калиптура близка к ширококлювым мухоедам (Platyrinchus) и соловьиному манакину (Cinnamon neopipo). Оба рода вместе с калиптурой формируют новообразованное семейство Platyrinchidae, близкое к пипритам (Piprites) и принадлежащее к той же ветви кричащих воробьиных, что и тиранны (Tyrannidae).

Если таксономическую принадлежность калиптуры можно более-менее надежно установить с помощью современных генетических методов, то выяснить ее экологию и ареал не так просто. Далеко не все имеющиеся в музеях мира шкурки и чучела этого вида имеют привязки к точным координатам добычи экземпляров. Птицы, чье происхождение известно, принадлежат штату Рио-де-Жанейро на юго-востоке Бразилии. Возможно также, что в ареал калиптуры входят уцелевшие тропические леса южной части штата Эспириту-Санту и ряда других соседних регионов страны. Образ жизни же этого самобытного вида остается практически неизученным. Известно лишь, что птиц наблюдали парами в предгорных первичных лесах и на заброшенных вырубках во вторичных, где они разыскивали пищу — ягоды, семена и насекомых. Голос калиптуры очевидцы описывают как необычно громкий для такой крохотной пичужки, при этом «короткий, хриплый и малоприятный».


Неуловимая калиптура

Неуловимая калиптура

Калиптура. Фрагмент иллюстрации из книги Уильяма Свенсона «A selection of the birds of Brazil and Mexico», 1841 год


Что же мешает узнать об образе жизни этого вида и очертить границы его местообитаний традиционными для орнитологии способами? Тот факт, что за весь последний век известно лишь одно правдоподобное наблюдение пары калиптур у границы национального парка Серра-душ-Оргауш (Serra dos Orgaos), датированное октябрем 1996 года. Ни целый век до него, ни свыше 20 лет после никто не видел этих птиц живыми несмотря на целенаправленные поиски. В октябре прошлого года бразильский исследовательский Институт Бутантан снарядил масштабную поисковую экспедицию в тропики Атлантического леса. Однако и она в результате вернулась ни с чем. Главная причина сокращения численности птицы, вплоть до середины XIX века сравнительно обычной в Рио-де-Жанейро, очевидна: масштабное сведение тропических лесов. Деревья вырубались ради золотых и алмазных приисков, а также кофейных плантаций, и в настоящее время некогда сплошной лесной пояс, протянувшийся по атлантической границе Бразилии, сильно фрагментирован. Как и в других регионах мира, особенно пострадали леса, лежащие ниже 1000 метров над уровнем моря. Это может оказаться особенно критичным, если калиптуры имеют (или имели) склонность к сезонным высотным миграциям.

Таким образом, к настоящему моменту главный вопрос о калиптуре — сохранилась ли она еще или окончательно вымерла? Крохотные размеры птицы и не самые удобные для поисков привычные ей биотопы оставляют виду неплохие шансы на второе по счету «воскрешение». Первое переоткрытие калиптуры спустя более века после последней встречи с ней, а также недавное успешное обнаружение голубоглазой земляной горлицы, живущей в похожих местах обитания и находившейся в том же неопределенном статусе, добавляют оптимизма. Пока же мы можем любоваться тропическим «корольком» лишь на рисунках и в виде музейных шкурок, которых сохранилось в общей сложности около пяти десятков. Как минимум одна из них хранится в России, в орнитологической коллекции Зоологического музея МГУ.


Неуловимая калиптура

Неуловимая калиптура

Калиптура из коллекции Зоологического музея МГУ. Птица поступила в фонды музея из Бразилии, предположительно в первой половине XIX века. Фото © Павел Смирнов


Иллюстрация © Tomasz Cofta из книги Erik Hirschfeld, Andy Swash, Robert Still, 2013. The World's Rarest Birds.

Павел Смирнов

13 сентябрь 2019 /
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие новости

Европейские колибри

Хорошо сохранившийся скелет эуротрохилюса из юго-восточной Франции...

Борнео — центр эндемизма птиц современной Индонезии

Группа американских ученых обобщила последние данные по происхождению и филогеографии птиц Индонезии. Они показали, что ключевым районом для индонезийских птиц является остров Калимантан, особенно
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Популярные новости
Эффективна ли саентология?У одной из ближайших звезд обнаружена потенциально обитаемая планетаУникальная сверхновая поставила астрономов в тупикО применении знания каббалы на практикеФекальная трансплантация поможет спасти вымирающих коалSpaceX выбрала девять мест на Марсе для высадкиКак обменять WMZ на Приват24Подведены итоги года поисков Лох-Несского чудовища