» » Последствия «сталинского гуманизма»

Последствия «сталинского гуманизма»

К чему привёл отказ Москвы от жёсткого осуждения коллаборационизма в 1945 году
Последствия «сталинского гуманизма»

75 лет назад свою работу завершила Лондонская конференция, в ходе которой представители стран-победительниц разработали устав Международного военного трибунала. Этот юридический документ не только лёг в основу Нюрнбергского процесса, но и сформировал новые нормы международного права, актуальные в наше время.

Суд вместо расстрела

Идею привлечь нацистских преступников к публичному суду поначалу разделяли не все союзники. Как ни странно, но наиболее радикальных взглядов придерживались США и Великобритания, которые в сравнении с СССР понесли значительно меньше потерь.

Например, на внесудебной расправе настаивал британский премьер Уинстон Черчилль. Президент США Франклин Рузвельт придерживался более мягкого подхода, предлагая рассматривать преступления гитлеровцев без прессы и публики.

Однако Москва считала, что ключевые военные преступники должны предстать перед открытым международным трибуналом. О необходимости организации прозрачной юридической процедуры с целью неоспоримого осуждения нацистской идеологии неоднократно говорил Иосиф Сталин. В итоге победила именно эта точка зрения.

Беспрецедентные преступления Третьего рейха и организация суда, проводимого странами с разной юридической традицией, требовали серьёзных усилий для выработки новых правовых норм и процедур. Кроме того, страны-победительницы опасались, что в ходе международного открытого процесса будут упомянуты обстоятельства, выставляющие их в неблагоприятном свете.

В частности, особенную тревогу в Лондоне и Вашингтоне вызывала вероятность обсуждения Мюнхенского соглашения 1938 года, по которому в рамках политики «умиротворения» гитлеру была отдана Чехословакия. В свою очередь Москва стремилась избежать упоминания переговоров с Берлином летом 1939 года, результатом которых стал пакт Молотова-Риббентропа.

Данные вопросы были урегулированы посредством специальных договорённостей. 14 июня 1945 года первый советник посольства СССР в Вашингтоне Николай Новиков в рамках дополнений к первоначальному американскому проекту устава Международного трибунала предложил запретить действия подсудимых, которые могут привести к неоправданному затягиванию процесса, и высказывания, содержащие пропаганду против Объединённых Наций. Именно эта обтекаемая формулировка позволила избежать нежелательных высказываний подсудимых в ходе слушаний.

Юридические тонкости и парадоксы

Лондонская конференция, проходившая с 26 июня по 8 августа 1945 года, внесла основной вклад в правовое обеспечение Нюрнбергского процесса. Представители СССР, США, Великобритании и Франции смогли найти компромисс по спорным вопросам и унифицировать свой подход к оценке Третьего рейха.

Для проведения Нюрнбергского процесса была создана новая процессуальная система, соединяющая в себе черты континентальной и англо-саксонской правовых систем.

В рамках разработки Устава было дано новое, более чёткое определение понятию «международное преступление». Страны-победительницы договорились считать им развязывание агрессивной войны в нарушение международных соглашений, «преступления против человечества» и военные преступления, то есть нарушения законов и обычаев войны, которые предполагают гуманное обращение с пленными и гражданским населением

Многочисленные случаи коллаборационизма и тяжесть преступлений, совершенных пособниками нацистов, вынудили участников Лондонской конференции отдельно указать, что подсудимые, действовавшие по приказу гитлеровского командования, не освобождаются от ответственности.

Тем не менее, в ходе дискуссий в Лондоне некоторые положения Устава вызвали существенные разногласия между странами-победительницами. Например, американская делегация настаивала на признании преступными некоторых силовых ведомств Третьего рейха — гестапо (государственная тайная полиция) и СС. Таким образом США предлагали судить непосредственно организации.

Позиция советского правительства заключалась в необходимости привлечения к ответственности конкретных лиц, которые служили в карательных структурах нацистской Германии. Уже на основе вынесенных приговоров трибунал мог делать вывод о преступном характере организации в целом. В итоге делегаты поддержали такой подход.

Особенно важным для СССР был вопрос возвращения гитлеровских головорезов в страны, где ими были совершены преступления. Убедив в этом союзников, Москва получила возможность репатриировать коллаборационистов, сбежавших в другие государства.

На первый взгляд Советский Союз добился карт-бланша на проведение судов над предателями, присягнувших гитлеру в годы ВОВ. Однако, согласно исследованиям историков, только 6,5% репатриантов оказались в цепких лапах НКВД, остальные, несмотря на свои преступления, получили возможность свободно жить и работать.

Очень лояльно советское правительство было настроено к совершившим госизмену гражданам прибалтийских республик. Постановлением Совета министров СССР все репатриированные латыши, эстонцы и литовцы были освобождены уже в течение 1946 года.

Не по-сталински либерально советские власти отнеслись к украинским и прибалтийским националистам, оставшимся в СССР. Почти все, кто сложил оружие или не оказывал сопротивление Красной армии в период боевых действий с вермахтом, были де-факто и де-юре амнистированы

Парадокс такого подхода заключался в том, что на западных окраинах СССР вплоть до первой половины 1950-х годов орудовали банды коллаборационистов. Их деятельность находила поддержку достаточно широкой прослойки местного населения, часть которого как раз избежала справедливого наказания.

Историки продолжают спорить об адекватности политики советского правительства в отношении коллаборационистов. На первый взгляд понятно стремление Москвы к реинтеграции «заблудших душ», особенно тех, кто не повинен в военных преступлениях. К тому же громкие процессы над представителями нацменьшинств не вписывались в пропаганду культа единства советского народа.

Москва стремилась избежать разжигания межнациональной розни, сплотить понесшие огромные потери страну и перезапустить экономику, что было невозможно без большого количества рабочих рук.

Необходимость скорейшего восстановления СССР и укрепление дружественных связей между разными республиками и регионами оказались важнее идеи возмездия и совершенно обоснованного с юридической точки зрения правосудия. Кара закона и всеобщее осуждение обрушились, по сути, только на «власовцев», которые не были замешены в масштабных преступлениях против гражданского населения.

Окончательно юридический вопрос с коллаборационистами был закрыт в 1955 году, когда вышли на свободу лица, получившие длительные тюремные сроки. Их сотрудничество с оккупантами в указе об амнистии рассматривалось как следствие «малодушия и несознательности».

Реабилитация нацизма

Гуманность советского правительства и отказ осуждать конкретные вооружённые формирования на Нюрнбергском трибунале обернулись весьма тяжёлыми последствиями для нашей страны.

Советская пропаганда не смогла перевоспитать недобитых националистов и их потомков. Одним из итогов «реинтеграции» коллаборационистов стало воцарение после краха СССР на Украине и в Прибалтике режимов, культивирующих русофобские ценности пособников нацистской Германии.

С 1990-х годов в данных государствах на официальном уровне проводится системная политика, направленная на реабилитацию всех, кто служил в националистических формированиях и дивизиях СС.

В сознании граждан боевиков и солдат Третьего рейха пытаются представить борцами за независимость, главным препятствием для обретения которой являлся СССР в лице Красной армии, а не нацистская Германия.

Такой взгляд на историю закреплён в заявлениях официальных лиц и документах. Весьма показательно, что в 1999 году латвийские власти даже учредили день памяти легионеров СС. Потом это решение было отменено, но «ветеранов»-коллаборационистов чиновники и депутаты Сейма продолжают чествовать каждый год

Более того, в Латвии, где около 30% русского населения, регулярно проходят своеобразные «съезды» сторонников героизации формирований СС, в числе которых всегда присутствуют высокопоставленные чиновники. Примерно такая же идеологическая политика наблюдается на Украине, в Эстонии и Литве.

Несмотря на то, что реабилитация нацизма и пособников гитлера (вне зависимости от их реальных политических взглядов и поступков) неприемлема с общечеловеческой и морально-этической точек зрения, на Западе данный процесс не находит какого-либо осуждения. На волне антироссийской конъюнктуры Европа и США сквозь пальцы смотрят на события в Прибалтике и на Украине.

Лондонская конференция 1945 года и Нюрнбергский трибунал, завершивший свою работу в 1946 году, имели огромное значение для международного права и будущего человечества, но для России в долгосрочной перспективе этот положительный эффект носил ограниченный характер.

Избегая обсуждения проблемы коллаборационизма, советская делегация отказалась вписывать в судебные документы названия всех организаций, которые выступили на стороне Третьего Рейха и осуждать их деятельность по самому факту прислужничества нацистам, хотя с похожим предложением выступали американцы.

Допущенный Москвой юридический пробел позволил властям прибалтийских республик и Украины легитимизировать героизацию националистов и соединений СС. Причём нынешняя российская дипломатия лишена возможности эффективно бороться с подобными явлениями (за которыми в реальности скрывается, конечно же, не симпатии к гитлеру, а махровая русофобия), апеллируя к международному праву.

темы
07 август 2020 /
  • Не нравится
  • +1
  • Нравится

Похожие новости

Поверженная и возрождённая Германия

Почему спустя 75 лет западная страна остаётся источником потенциальной военной угрозы для нашей страны

30 апреля 1945 г.

Советские воины водрузили Знамя Победы над рейхстагом в Берлине 24 июня 1945 года в Москве на Красной площади состоялся первый парад войск действующей армии, Военно-Морского Флота и Московского

Гитлер предсказал холодную войну между США и СССР

В своём завещании Адольф Гитлер писал, что в итоге останутся только две державы, способные противостоять друг другу — СССР и США. Вот цитата из этого документа: «В мире останутся только две великие

Встреча красноармейцев и британских пехотинцев

Иранская операция — совместная англо-советская операция Второй мировой войны по оккупации Ирана под кодовым наименованием «Операция Согласие» проводилась с 25 августа 1941 года по 17 сентября 1941

СССР против НАТО

Вопрос, кто бы победил, перерасти Холодная война в «горячую», вызывает весьма большой интерес. Поэтому выскажу своё субьектиное мнение о том, кто мог бы победить в таком случае. Естественно

«Пепси-Кола» в СССР

Производство «Пепси-Колы» в СССР началось во время разрядки, начало было положено встречей в 1971 году.
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Популярные новости
Существует 50% вероятность того, что мы живем в симуляцииВремя эластично: почему на вершине горы время идет быстрее, чем на пляже?Кого и зачем приносили в жертву Древние Египтяне?Ученые пытаются понять, как могла появиться жизнь на ВенереНа МКС найдено место утечки воздуха. Что дальше?Почему птицы летают клином11 живописных мест на планете, раскрашенных самой осеньюКрупнейшая озоновая дыра зафиксирована над Антарктидой