» » Советские конструкторы минного оружия начисто переиграли германских

Советские конструкторы минного оружия начисто переиграли германских

Советские конструкторы минного оружия начисто переиграли германских
В предвоенный период к проблеме создания минного оружия наибольший интерес, по сравнению с другими странами, проявляли Германия и Советский Союз. Можно еще отметить Финляндию.

При этом следует подчеркнуть, что, несмотря на не вполне адекватное мнение о некотором техническом преимуществе Германии в различных образцах вооружения, технический уровень разработки образцов мин в Советском Союзе находился на более высоком уровне. Это касается как оригинальности и совершенства многих технических решений, которые впоследствии были скопированы в Германии и других странах (даже в послевоенный период), так и разработанного типажа мин.

Важным преимуществом советской конструкторской школы минного оружия в предвоенный период и особенно в ходе войны следует также признать высокую адаптацию предлагаемых технических решений к возможностям промышленности того периода и доступности материалов при обеспечении высокой эффективности поражения целей противника.

НЕМЕЦКИЙ ПОДХОД

К началу Второй мировой войны Вермахт подошел с одним образцом противотанковой мины (ПТМ) T.Mi.35 (в двух модификациях), одним образцом противопехотной мины (ППМ) Sprengmine 35 (в двух вариантах - нажимного и натяжного действия) и специальной легкой ПТМ le.Pz.Mi. для десантных войск. Хотя еще в августе 1929 года впервые в мире в Германии была принята программа развития минного оружия: одного типа речной мины (Flussmine) с взрывателем (Zunder), огневого фугаса (Brandmine), радиовзрывателя мин (drahtlose Fernzundung fur Minen), по одному образцу противотанковой (Panzermine) и противопехотной (Shuetzenmine) мин и специального миноукладчика (Minenleger). Их проекты основывались на фундаментальных принципах: безопасность (в установке), надежность, экономичность, простота, неизвлекаемость и долговечность.

Так, мина Tellermine 35 (T.Mi.35) была наиболее совершенным образцом минного оружия в этот период. Она имела весьма надежный и безопасный в обращении взрыватель T.Mi.Z 35, который имел две ступени предохранения, что позволяло перевозить и переносить мину, полностью снаряженную и готовую к использованию, а также переводить взрыватель из боевого в безопасное положение, не извлекая его из мины. При массе разрывного заряда 5,5 кг и усилии срабатывания взрывателя 90-180 кг обеспечивалось эффективное поражение всех известных на то время танков.

Еще более знаменитой стала выпрыгивающая осколочная мина кругового поражения Sprengmine 35 (S.Mi.35) (красноармейцы ее обычно называли либо «мина-лягушка», либо на немецкий манер «шпрингмина»). Закопанная в землю мина выбрасывалась на высоту до 1,5 м через 4,5 секунды после срабатывания взрывателя. При взрыве 365 стальных шариков (шрапнель) и осколки корпуса поражали цели на дальности 15-20 м. Весила она около 5 кг и имела разрывной заряд около 450 г. Могла использоваться как мина нажимного действия с взрывателем S.Mi.Z.35 либо как мина натяжного действия с двумя взрывателями ZZ 35 (позднее ZZ 42). Эту мину можно было также использовать как управляемую, вкрутив в нее вместо взрывателя электродетонатор.

Перед войной она получила еще один электрический взрыватель нажимного действия E.S.Mi.Z.40, который устанавливался не в мину, а втыкался в землю на некотором удалении от нее и соединялся с миной проводами через специальный переходник - адаптер. Этот адаптер позволял присоединить к мине до 18 взрывателей E.S.Mi.Z.40, что резко повышало вероятность срабатывания и позволяло ей держать под контролем окружающую местность. Или же наоборот - один взрыватель мог привести в действие одновременно до 18 мин.

Однако уже в начале 1942 года в полной мере проявился системный недостаток этих высокоэффективных мин (T.Mi.35 и S.Mi.35) - большая трудоемкость в изготовлении, высокая цена и необходимость высокоточного оборудования и квалифицированной рабочей силы при изготовлении весьма совершенных и надежных взрывателей T.Mi.Z.35, S.Mi.Z.35, Z.Z. 35, Z.u.Z.Z. 35. Промышленность Германии не успевала снабжать Вермахт такими минами в необходимых количествах.

На развитие мин в Германии, как мощного оборонительного средства, особенно в борьбе с танками, свой отпечаток наложило принятие стратегии блицкрига, в рамках которой минам отводилась вспомогательная роль (вплоть до 1942-1943 годов).

Особого упоминания в плане оригинальности технических решений достоин успех немецких конструкторов при создании первой в мире авиационной системы дистанционного минирования. Для пикирующих бомбардировщиков Ju-87 к 1939 году были разработаны универсальные осколочные миниатюрные бомбы Spreng Dickenwend-2 (SD-2) Schmetterling.

Они комплектовались взрывателями трех типов: а) обеспечивающими взрыв бомбы в воздухе либо при касании земли; б) замедленного действия (5-30 минут); в) срабатывавшими при изменении положения бомбы, лежащей на земле.

Весили эти бомбы 2 кг и укладывались в сбрасываемые кассеты - Мк-500 (6 шт.), АВ-23 (23 шт.), АВ-24t (24 шт.), АВ-250 (96 шт.), АВ-250-2 (144 шт.). Впервые бомбовые кассеты немцы успешно применили в польской кампании (сентябрь 1939 года), а затем использовали на протяжении всей войны. Сбрасываемые кассеты применялись для бомбардировки пехотных колонн и позиций пехоты, а применение мини-бомб SD-2 в минном варианте ставило целью лишь затруднение использования противником данной местности и работы санитаров. Обычно часть бомб в кассете имела взрыватели замедленного действия и взрыватели, чувствительные к сдвигу, большинство - обычные взрыватели. Для постановки минных полей сбрасываемые кассеты однако не использовались, так как тактики дистанционного минирования тогда не существовало, а развить ее никто не догадался.

Кроме того, для обычных фугасных авиабомб (100, 250, 500 кг) немцы разработали взрыватели замедленного действия со сроками замедления до двух-трех суток. Они фактически превращали авиабомбы в объектные мины дистанционной установки, исключавшие возможность проведения спасательных и восстановительных работ на месте бомбардировки.

В Советском Союзе еще в 1924 году военный инженер Дмитрий Карбышев предложил первый образец взрывателя с дугообразным датчиком цели для ПТМ. Сама мина представляла заряд взрывчатки, в который вкладывался этот взрыватель, имеющий в своем составе 200-граммовую тротиловую шашку в качестве промежуточного детонатора. Она была принята на вооружение РККА как первый образец табельной ПТМ.

Одной из первых советских ПТМ, которые предполагалось выпускать в промышленных масштабах, явилась предложенная в 1932 году Николаем Симоновым мина Т-4 с зарядом взрывчатки 2,8 кг. Организовать массовое производство этих мин на заводах не удалось из-за проблем с производственными мощностями, но определенное количество этих мин было изготовлено в войсковых мастерских.

Войсковые испытания выявили ряд существенных недостатков как карбышевского взрывателя, так и этой мины. В 1935 году она снимается с вооружения и заменяется металлической ПТМ ТМ-35. Новая мина имела стальной прямоугольный корпус с нажимной крышкой и универсальным многоцелевым минным взрывателем УВ.

В 1932 году появляется прототип широко известного впоследствии взрывателя МУВ - «упрощенный взрыватель УВ», который мог использоваться как в качестве взрывателя натяжного, так и нажимного действия. На многие годы этот взрыватель станет основным минным взрывателем Красной армии, а его модификации МУВ-2, МУВ-3 и МУВ-4 состоят на вооружении и сегодня. В 1942 году немцы его скопировали и выпустили под индексом ZZ 42. В послевоенное время в Чехословакии он будет существовать под индексом RO-1. Под различными названиями его скопируют Китай, Болгария, Югославия, Польша, Израиль и еще около 30 стран.

В 1932 году Красная армия получила динамоэлектрическую подрывную машинку ПМ-2, которая могла при общей длине магистральной линии до 1 км взрывать одновременно до 25 последовательно соединенных электродетонаторов.

К 1936 году на вооружение инженерных частей Красной армии для комплектования объектных мин был принят взрыватель замедленного действия МЗД-35 со сроком замедления от 12 часов до 35 суток.

В 1933 году разрабатывается и принимается на вооружение фугасная противопехотная мина обр. 1933 года. В 1934 году - дорожно-пехотный фугас ДП-1, предназначенный для уничтожения боевых и транспортных машин на дорогах. Собственно, это была одна из первых противотранспортных мин.

В 1939 году мина ТМ-35 была модернизирована и выпускалась под индексом ТМ-35М. Следом разработана и принята на вооружение удлиненная металлическая противотанковая противогусеничная мина ТМ-39, ее деревянный вариант ТМД-40, металлическая противотанковая противогусеничная мина ПМЗ-40, противотанковая мина ЕЗ-1, приводившаяся в действие с помощью электрозамыкателя.

Здесь следует отметить приоритет советской конструкторской школы в разработке еще в довоенный период целого ряда мин, обеспечивающих снижение требуемого расхода ПТМ в минном поле. Во-первых, это удлиненная мина ТМ-39, снижающая требуемый расход в 1,5 раза. К реализации этой идеи немцы пришли только в 1943 году, создав мину Riegelmine 43 (R.Mi.43). Во-вторых, противоднищевая мина АКС, разработанная во второй половине 1930-х годов и поступившая на вооружение Красной армии в конце 1939 - начале 1940 годов. Она снижала расход уже в два раза и идейно была скопирована немцами только в 1943 году в рамках конструкции мины Tellermine Pilz 43 (T.-Mi.- Pilz 43). В-третьих, абсолютный приоритет в создании первой противобортовой мины в еще довоенный период принадлежит советским конструкторам. Она известна под наименованием ЛМГ и обеспечивала снижение расхода мин почти в 20 раз.

Однако возможности тогдашней советской промышленности и сырьевая база были очень ограничены, особенно в отношении металла. Начинаются поиски альтернативных материалов для корпусов мин, что приводит к появлению двух образцов мин из целлюлозы ПТМ ТМБ и ППМ ПМК-40.

В отношении ППМ командование РККА сначала решило ограничиться использованием универсальных минных взрывателей типа УВ (позднее - МУВ), взрывателя ВПФ, который мог работать как взрыватель натяжного действия и как взрыватель наклонного действия. А сами мины должны были собираться в войсках на месте по мере необходимости из подручных средств.

ПОСЛЕ ФИНСКОЙ ВОЙНЫ

В ходе советско-финской войны 1939-1940-х годов командование Красной армии столкнулось с тем, что финские стрелковые подразделения на лыжах легко проникают в тыл в промежутках между подразделениями, а плотно закрыть всю линию фронта пехотой невозможно. Срочно в конце 1939 года разрабатывается и внедряется в производство деревянная противолыжная мина, а к началу 1940 года РККА получает металлическую противопехотную осколочно-фугасную мину ПММ-6, которая предназначалась в первую очередь против финских лыжников и в конструкции которой использовался датчик цели в виде нажимной металлической дужки. Затем на вооружение Красной армии поступает мощная осколочная выпрыгивающая противопехотная управляемая мина ОЗМ-152. К этому времени в Красной армии уже складывается деление мин на управляемые и автоматические. Мина ОЗМ-152 относилась к управляемым минам. Для управления взрывами таких мин к этому времени РККА располагала переключателями БИС и КРАБ-А, которые позволяли присоединение к ним до 12 мин. Это позволяло создавать управляемые минные поля.

К середине 1940 года на вооружение принимается очень удачная по конструкции, но совершенно неудовлетворительная по материалу корпуса противопехотная фугасная нажимного действия мина ПМК-40. К идее этой мины советские конструкторы вернутся после войны в 1949 году, создав пластмассовую мину ПМН, которая станет столь же популярна в мире, как автомат Калашникова.

К весне 1941 года разрабатывается деревянная противопехотная фугасная мина нажимного действия ПМД-6, ставшая основной миной в годы войны (кстати, также позднее скопирована немцами) и состояла на вооружении многие десятки лет.

В 1940 году разрабатывается и принимается на вооружение очень удачный, надежный и предельно простой по конструкции нажимной взрыватель МВ-5. Он состоял всего из пяти деталей и мог изготавливаться в любой металлообрабатывающей мастерской. Хотя он не имел совершенно никаких предохранительных приспособлений, однако довольно большое усилие срабатывания (10-30 кг) и удобная в обращении конструкция практически исключали случайное срабатывание. Достаточно сказать, что эта конструкция использовалась во всех советских взрывателях ПТМ вплоть до взрывателей к послевоенным минам серии ТМ-62 включительно. Первоначально он использовался только в мине ТМБ. Но затем под этот взрыватель создается в 1941 году самая совершенная из всех советских ПТМ того времени - мина ТМ-41. Мина была противогусеничная нажимная, имела герметичный корпус и была очень проста в применении. При ее установке требовалось лишь открутить пробку, вставить взрыватель МВ-5 с запалом МД-2 в гнездо и вновь закрутить пробку на место.

Зимой 1940/41 года на вооружение РККА принимается объектная мина, взрываемая по радио с помощью кодированного радиосигнала. Дальность уверенного срабатывания радиомины составляла до 1200 км. В этом отношении СССР опережал западные страны более чем на полвека.

К моменту нападения Германии на СССР РККА располагала следующими типами мин: ПТМ - противогусеничные ТМ-35, ТМ-39, ПМЗ-40, ТМД-40, ТМ-41, ТМБ, противоднищевая АКС; ППМ - ПММ-6, ППМ, ДП-1, ОЗМ-152, ПМК-40, ПМД-6; радиоуправляемая объектная ТОС (Ф-10).

Кроме того, имелся целый набор различных табельных средств взрывания, включая взрыватели замедленного действия, взрыватели нажимного и натяжного действия, капсюля-детонаторы, электродетонаторы, огнепроводный и детонирующий шнуры, позволявших импровизировать на месте мины любого назначения и мощности.

ПРОСТО И ЭФФЕКТИВНО

С началом войны развитие минного оружия в СССР получило дополнительный импульс, естественно, с учетом тех многочисленных ограничений, сложившихся в промышленности по результатам хода боевых действий (потеря значительной части предприятий на захваченной немцами территории, дефицит многих материалов, недостаточно высокий технологический уровень вновь разворачиваемых производств при практически полном отсутствии квалифицированных кадров).

В период войны на вооружении РККА появилась очень простая по конструкции, но весьма эффективная противопехотная осколочная мина ПОМЗ-2 натяжного действия с чугунным корпусом. Летом 1942 года появились варианты противопехотной фугасной мины ПМД-6, применявшейся еще с 1941 года:

а) ПМД-бф, у которой порошкообразная взрывчатка помещалась в стеклянном флаконе; б) ПМД-6 в металлическом корпусе; в) более мощная (400 г тротила) ПМД-57; г) мины меньшей мощности ПМД-7 и ПМД-7ц (75 г тротила).

Конструкция этих мин, при их высокой надежности, предусматривала возможность массового производства не только промышленностью, но и в любой деревообделочной мастерской, а также непосредственно в войсках. К изготовлению мин данного типа подключились и предприятия строительной индустрии. В частности, появилась так называемая шиферная мина, имевшая вид и конструкцию ПМД-6, но изготавливавшаяся из шифера.

В области ПТМ 1942 год характеризовался созданием двух новых деревянных, или, как тогда говорили, «ящичных» мин. Во-первых, это мина ЯМ-5 в нескольких модификациях, отличавшихся друг от друга размерами и некоторыми различиями в конструкции ключевых элементов. Во-вторых, весьма удачная по конструкции мина ТМ-42.

В мине ЯМ-5 был учтен опыт минной борьбы 1941 года, в частности недостаточная масса заряда взрывчатки в ПТМ довоенной конструкции. Так, если в базовой мине ЯМ-5 заряд составлял 2,7-3,1 кг, то в мине ЯМ-5у он возрос до 4,2-5 кг, в мине ЯМ-5М - до 5,6-6,6 кг. Две мины серии ЯМ-5 (ЯМ-5К и ЯМ-Ю) имели особенно крупный заряд, доходивший до 18 кг. В минах серии ЯМ-5 использовался поистине универсальный взрыватель УВ и его модификации (УВГ, МУВ). Хотя это взрыватель натяжного действия, остроумная конструкция мины обеспечивала вытягивание боевой чеки из взрывателя при наезде танка на нажимной брусок крышки мины.

Мина ТМ-42 отличалась разной вариантностью снаряжения и выпускалась двух размеров. Кроме того, она могла изготавливаться либо под нажимной взрыватель МВ-5, либо под запал МД-4 (то есть в мине могло вовсе не быть взрывателя, а срабатывание мины происходило при деформации запала под действием гусеницы танка). В целом насчитывалось восемь вариантов мины ТМД-42. Это позволяло выпускать их исходя из имевшихся в наличии типов взрывчатки и средств взрывания. Вследствие дефицита тротила в 1942 году для снаряжения этой мины использовали суррогатные взрывчатки (динамон) или аммиачно-селитренные (аммонит, аммонал). Заряд мины во всех вариантах составлял 5-5,5 кг, что обеспечивало надежное выведение из строя всех типов танков, имевшихся у немцев. Мина ТМД-42 выпускалась около года, но оказалась самой удачной из всех существовавших ящичных мин. Поэтому, когда положение со взрывчаткой улучшилось, в 1943 году началось производство ее модификации - ТМД-Б, которую в 1944 году сменила ТМД-44.

ТМД-44 до начала XXI века числилась в перечне российских ПТМ как запасной вариант на особый период. Ее производство очень легко можно организовать за считанные часы на любом деревообрабатывающем предприятии.

К весне 1943 года на вооружение РККА приняли новую металлическую ПТМ - ТМ-43. Преимущество этой мины перед деревянными состояло в большем сроке службы и значительно меньшем влиянии на ее боеспособность грунтовой влаги. Красная армия вплоть до середины 1944 года пользовалась в основном деревянными противотанковыми и противопехотными минами, широко используя для их изготовления возможности самих войск и населения прифронтовой полосы. В основном изготавливались ПТМ типа ТМД-Б, вариации мины ЯМ-5 (ЯМ-5К, ЯМ-5М, ЯМ-5и, ЯМ-10) и ППМ ПМД-6 (вариации ПМД-бф, ПМД-7, ПМД-7ц, ПМД-57). В большей степени, нежели сами мины, в войска поставлялись минные средства взрывания - взрыватели МУВ, МВ-5, ВПФ. По мере развития производства металла все больше на фронте появлялось осколочных натяжных мин ПОМЗ-2.

В 1944 году было восстановлено производство металлической круглой ПТМ ТМ-41, получившей после модернизации наименование ТМ-44. Тогда же появился модернизированный вариант мины ТМД-Б под названием ТМД-44.

Минная война на советско-германском фронте не ограничивалась противотанковыми и противопехотными минами. Третьим по распространенности типом мин в Красной армии были противотранспортные мины, прежде всего применявшиеся на железных дорогах. Особенности театра военных действий на территории СССР предопределили более широкое, нежели на других фронтах, использование железнодорожного транспорта, а большая протяженность немецких коммуникаций делала удары по рельсовым путям особенно чувствительными.

В основном минированием железных дорог на оккупированной территории занимались специально засылаемые армейские диверсионные группы и спецгруппы НКВД. При этом наиболее широко использовались мины ПДМ-1, ПМС, МЗД-4, МЗД-5, МЗД-10, МЗД-35, ДМ-3, ДМ-4, АС.

В развитии минного оружия в СССР в предвоенный период и в военные годы особую роль сыграл Военно-инженерный полигон (пос. Нахабино Московской обл.), созданный в 1919 году. При нем были организованы специальные лаборатории, задачами которых являлось проведение опытных работ с ВВ и средствами взрывания, разработка новых и модернизация старых минно-взрывных средств. Этим было положено начало плановой работе по разработке минного оружия для Красной армии. В предвоенный период было отработано и испытано большое количество образцов противотанковых и противопоездных мин, взрывателей и замыкателей, средств и принадлежностей взрывания. На вооружение Красной армии были приняты мины Е3 и ТМ-35, взрыватели П-8 и П-12, подрывные машинки ПМ-1 и ПМ-2, измерительные приборы ЛВМ и ОК, детонирующие шнуры ДШ-27 и ДШ-34 собственного производства. Большая роль в разработке и создании этих средств принадлежит И.В.Волкову, Н.П.Иванову, П.Г.Радевичу, Д.В.Чернышову, И.А.Шипилову и Б.А.Эпову.

Резко возросшая потребность в минно-взрывных средствах в начальный период войны и необходимость их изготовления на неспециализированных предприятиях (кроме ВВ и капсюлей-детонаторов) вызвали необходимость срочного создания новых типов противотанковых и противопехотных мин. Требовались мины высокой боевой эффективности, упрощенных конструкций, исключающих применение дефицитных материалов. Разработку многих мин в коллективе Военно-инженерного полигона возглавили Николай Иванов и Павел Радевич. В 1946 году они были удостоены Сталинской (Государственной) премии за многолетнюю и плодотворную работу по созданию и совершенствованию минно-взрывных средств.

Всего за период Великой Отечественной войны Красная армия установила свыше 70 млн. мин, на которых подорвались до 10 тыс. танков и других машин противника. topwar.ru

11 март 2015 /
  • Не нравится
  • 0
  • Нравится

Похожие новости

Тайны Линии Мажино

В 1926 году произошло исключительно интересное и совершенно забытое сейчас событие — военное министерство Франции создаёт экспертную комиссию, которая должна была подготовить план создания мощнейшей

Мина и пожар. Снова рука "инопланетных агрессоров".

Одним из самых загадочных происшествий 19 века, несомненно является событие, которое историки назвали Отечественной войной 1812г. Такое обилие лжи и фальсификаций не может не привести к мысли о том,

Тяжелый танк для атомной войны

Этот танк вполне можно считать символом ядерной войны, которая так и не началась. Его конструкция оптимально подходит для противодействия ударной волне, а четырехгусеничная ходовая часть — для

Юный снайпер Вася Курка

23 октября 1941 г. малолетний Вася Курка добровольцем зачислен в 726-й стрелковый полк 395-й стрелковой (будущей Таманской) дивизии, в составе которого прошел славный боевой путь от Тореза до Туапсе,

Почему Гитлер не захватил Швейцарию?

Операция «Танненбаум» — такое название носил военный план Гитлера по захвату Швейцарии.

Силы СССР и США во время Карибского кризиса

В октябре 1962 года, разразился Карибский кризис. США и СССР оказались на грани ядерной войны и лишь в последний момент пошли на попятный.
Комментарии

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код:
Популярные новости
«В начале было Слово…» или След на воде (часть 15)Основные преимущества использования iPhone 6sКак очистить воду на даче«В начале было Слово…» или След на воде (часть 13)«В начале было Слово…» или След на воде (часть 14)Новую совместную услугу Авто.Про и ПриватБанка обсудили на «SIA-АвтоТехСервис’2017»«В начале было Слово…» или След на воде (часть 1)Как выбрать ламинат для кухни?